МАСУТАЦУ ОЯМА (БИОГРАФИЯ)

 

 

Сосай Мас Ояма (1923 - 1994 гг.) Ранний старт Масутацу Ояма (настоящее имя Ёнг И-Чой (Yong I-Choi) родился 27 июля 1923 года в деревне недалеко от южно-корейского города Гунсана. В раннем возрасте он уехал в Манчжурию, а затем в Южный Китай, где жил на ферме своей старшей сестры. Когда ему было 9 лет, он начал изучение одной и форм китайского кемпо, называемый «Восемнадцать рук», у мистера Ёи, работавшего на ферме в это время. Когда Ояма вернулся в Корею в возрасте 12 лет, он продолжил свое обучение боевым искусствам, тренируясь в корейском кемпо. В 1938 году, в возрасте 15 лет, он покинул Корею и уехал в Японию, чтобы стать летчиком. В это время ему хотелось стать героем, первым корейским боевым пилотом. Его намерения могли подвергнуться серьезным и тяжким испытанием и он мог бы не выжить в таком возрасте, особенно являясь корейцем в Японии. Если бы Ояма не поступил в авиационную школу, он бы оказался у «края дороги». Гитин Фунакоши Однако Ояма продолжал заниматься боевыми искусствами, тренируясь в школах дзю-до и бокса. Однажды он познакомился с несколькими студентами, занимающимися окинавским каратэ. Его очень заинтересовал этот вид боевого искусства и он решил пойти в доджо Гитина Фуканоши в Университете Такусоку, из которого в настоящее время выросло известное всем направлении Шотокан. Ояма постоянно прогрессировал на тренировках и добивался успеха, и когда ему исполнилось 17 лет, он получил 2-й дан в карате. Когда его забрали в Императорскую Армию в 20 лет, у него был 4-й дан. Ояма также продолжал тренироваться в дзю-до и его прогресс был изумительным. Прошло только 4 год, как он начал заниматься дзю-до, но он уже выполнил все тесты на 4-й дан. Со Нэй Чу Поражение Японии в войне с последующей оккупацией почти трагически сказалось на Масутацу Ояме, который никогда не проигрывал. Но фортуна не отвернулась от него, и в жизнь Оямы в это время вошел человек по имени Со Нэй Чу. Мастер Со, один из корейцев (кстати, из той же провинции, где родился и жил Ояма), живущий в Японии, оказался одним из великих мастеров стиля Годзю-рю. К тому же, он был известен как физической, так и духовной силой. Именно он был тем, кто направил жизнь Масутацу Оямы по пути изучении боевых искусств. Он был так же тем, кто внушил Ояме уйти от суеты этого мира на 3 года в одиночество для тренировок духа и тела. Тренировки в горах В 23 года Ояма познакомился с Ёджи Ётикавой, автором романа о жизни и приключениях знаменитого самурая Миямото Мусаси. Как роман, так и автор романа помогли научить Ояму самурайскому кодексу чести Бусидо, помогли понять и осознать ему путь Воина. Через несколько лет Ояма уходит на гору Минобэ в префектуре Сиба, на то место, где тренировался и жил в одиночестве легендарный самурай, и где Мусаси создал свою школу Нито-рю (школа двух мечей). Ояма хотел найти подходящее место, где в тяжелых условиях можно начинать тренировки и строить планы на будущее. Он взял с собой небольшой набор самых необходимых вещей и книгу Миямото Мусаси, с ним был также еще один из студентов доджо Шотокан Ёширо. Относительное одиночество в горах казалось невыносимым и после 6 месяцев, в одну из ночей Ёширо бежал. Одиночество еще более закалило Мас Ояму, который, в отличии от Ёширы, не собирался так скоро возвращаться к цивилизации. Со Нэй Чу советовал Ояме сбривать одну из бровей, чтобы не испытывать желание вернуться к людям! Долгие и Долгие месяцы тренировок продолжались и Ояма стал самым сильным каратистом в Японии. Однако скоро его спонсор проинформировал Ояму о том, что у него нет средств поддерживать лесные тренировки и поэтому, после 14 месяцев, Ояма завершил свое одиночество, вернувшись с гор. Несколько месяцев спустя, в 1947 году, Мас. Ояма принял участие в 1 Всеяпонском Национальном чемпионате по боевым искусствам в разделе каратэ и выиграл его. Однако он чувствовал невыносимую пустоту от того, что не смог завершить три года тренировок в одиночестве. Именно поэтому он решает посвятить свою жизнь пути каратэ. Поэтому он снова идет в горы, уже на гору Кёдзуми в префектуре Сиба. Там он тренировался до фанатичности по 12 часов каждый день без выходных и отдыха, стоял под холодным зимним водопадом, разбивая речные камни и скалы руками, тренировался на макевари, прыгал через растущее просо сотни раз в день, увеличивая прыгучесть. Постоянно, кроме тренировок физических, Ояма изучал различные школы боевых искусств, философию, дзен и медитацию. После 18 месяцев отшельничества он достиг просвещения, влияние окружающего общества потеряло смысл для него. Быки, претенденты и «Божественный кулак» В 1950 году Сосай Мас. Ояма начал проверку своих возможностей и силы в битвах с быками. Всего он сражался с 52 быками, 3 из которых умерли мгновенно, а 49 от отрубил рога ударом шуто. Новые эти победы дались нелегко. Однажды Ояма, увлекшись воспоминаниями, рассказал, что в результате его первой попытки бык только разозлился и он еле справился с быком. В 1957 году, в возрасте 34 лет, его чуть не убил рассвирепевший бык в Мехико. Тогда быку удалось боднуть Ояму, но Ояме как-то удалось оттянуть его от себя и сломать рог. После поединка мастер был прикован к постели 6 месяцев, пока, наконец, не выздоровел от смертельной раны. В 1952 году он ездил по США в течение года, демонстрируя свое карате на аренах и по центральному телевидению. В течение последующих лет он имел успех и побеждал всех своих претендентов. Всего он провел бои с 270 разными людьми. Огромное большинство из них были сокрушены одним ударом! Бой никогда не длился более 3 минут и большей частью чуть более нескольких секунд. Его бойцовский принцип был прост: если он справился с тобой, - так и должно быть. Если он ударил, - ты сломлен. Если ты блокировал удар неправильно, - твоя рука сломана или вывихнута. Если ты не блокировал, - сломано твое ребро. Ояма стал известен как «Божественный кулак», живое проявление японских воинов - учи геки - или «один удар - несомненная смерть». Для него это была подлинная цель техники карате, работа ногами или высшая техника были вторичными. Однажды, во время одного из визитов в США Мас Ояма встретил Якова Сандулеску, огромного (190 см и 190 кг) силача-румына, который был взят в плен Красной Армией в возрасте 16 лет и отправлен в угольные шахты работать на 2 года. Они быстро стали друзьями и оставались ими до последних лет жизни сосая. Яков все еще тренирует и является одним из советников МОК. Доджо Оямы В 1953 году Мас Ояма открыл свой первый доджо, участок с травой в районе Меджиро, Токио. В 1956 году первый настоящий доджо был открыт в бывшей балетной студии за университетом Риккю, в 500 метрах от местонахождения теперешней штабквартиры МОК. К 1957 году там тренировались уже 700 членов, несмотря на высокие требования и жестокость тренировок. Многие мастера других школ приходили в этот доджо тренироваться из-за кондиций и полного контакта. Один из ведущих инструкторов, Кенджи Като, сказал, что они будут изучать и другие стили, которые будут приемлемы для реального боя. Мас Ояма брал технику из всех воинских искусств и не ограничивался только карате. Члены доджо Оямы с опаской вступали в кумите, рассматривая его вначале как боевую схватку. С некоторыми ограничениями атака в голову (особенно техникой шуто и суставами пальцев), захваты, броски, удары головой и в пах были обыкновением на тренировках. Бой продолжался до тех пор, пока противник не сдавался, поэтому ушибы, травмы случались ежедневно (травматизм на тренировках составлял 90%). У учеников не было защитных приспособлений и официальных карате, и ходили в чем попало. Бобби Лоу В 1952 году Мас Ояма давал показательные выступления на Гавайях. Юный Бобби Лоу увидел его и был ошеломлен его силой, хотя сам в этом возрасте был не новичком в боевом искусстве. Отец Бобби был инструктором по кунг-фу и тренировался во всех стилях, которые мог найти. К 33 годам он имел 4 дан в дзюдо, 2 дан в кемпо и 1 дан в айкидо, а так же был хорошим боксером и славился тяжелыми ударами. Бобби Лоу стал первым учи-деси Мас Оямы. Он тренировался ежедневно с мастером в течение полутора лет. В конце концов именно он выдвинул лозунг учи-деси «1000 дней тренировок - начало пути». Учи-деши стали известны как «вакаджиши» или «молодые львы», «самураи XX века» Мас Оямы. Только из нескольких сотен претендентов со всего мира выбирались самые достойные каждый год для тренировок под руководством самого Оямы В 1957 году Бобби Лоу вернулся на Гавайи, чтобы открыть 1-ю школу Оямы вне Японии. Начало Киокушинкай Ныне действующий мировой центр МОК был официально открыт в июне 1964 года, в этом же году было принято окончательное название Киокушин, означающее «абсолютная истина». С того времени Киокушин продолжал распространение в более чем 120 странах и количеством более 10 миллионов человек, сделавшись одной из самых больших организаций воинских искусств в мире. Среди известных людей в Киокушине практикуются Шон Коннори (почетный первый дан), Дольф Лундгрен (3 дан, бывший чемпион Европы, участник 2-го Мирового Открытого Турнира) и президент Нельсон Мандела в ЮАР (почетный 7-й дан). Неужели конец? Печально, но сосай Мас Ояма умер от рака легких в возрасте 70 лет в апреле 1994 года, оставив ответственным за организацию мастера 5-го дана Акиеши Мацуи (технического директора Хонбу). Это привело к множеству экономических и политических ответвлений в мире Киокушинкай, проблемы которых все еще разрешаются. В конце концов, результатом может быть раскол Киокушин, похожий на то, что произошло со стилем Шотокан после смерти Гитина Фунакоши. Когда каждая группа или организация будет требовать стать единственным и настоящим наследником Киокушина Оямы и духовно и даже финансово. Одним из австрийских репортеров, часто писавшим о Киокушине, совсем не в шутку было сказано, что Мас Ояма сам создал суматоху внутри всей организации, т.к. хотел, чтобы Киокушин остался после его смерти. Однако, разумно поверить, что все группы Киокушинкай, независимо от их специфики, поддерживают все же стандарты, установленные Оямой. Может быть, со временем Киокушин и будет жить, как хорошая большая семья, но как и во всех больших семьях, некоторые дети иногда покидают «отчий дом» и начинают жить своей семьей. Некоторые из отколовшихся таких групп остались верными принципам Киокушин (такие как шихан Стив Арнейл в Великобритании). Многие другие, такие как Шигиру Ояма в США, выбрали путь развития своего собственного стиля, в основе которого лежит Киокушин.

 

Ученики Оямы вспоминают

  • Новички, приходящие в залы воинских искусств под влиянием просмотра кинобоевиков, обычно ждут от мастера демонстрации каких-то невероятных приемов: высоченных прыжков с несколькими ударами ногами, незримых глазом скоростных ударов, изощренных приемчиков.
    Таков шаблон массового сознания, которое все измеряет количеством и не в состоянии оценить качество. Для профана мастер - это тот, кто бьет сильнее, быстрее, прыгает выше, разбивает больше кирпичей, умеет выделывать сложнейшие "вертушки", совершать акробатические прыжки. Однако каждый, кто потратил на изучение воинских искусств годы, знает, что далеко не всегда человек, обладающий этими качествами, побеждает в бою. Есть еще что-то, что и составляет подлинное мастерство. Его не увидеть глазом, не измерить, но, тем не менее, оно существует и действует в высшей степени эффективно, Подлинное мастерство не зависит от форм, ибо его основная характеристика - способность свободно изменяться, реагируя на изменения ситуации. Важнейшим его компонентом является мгновенная интуитивная оценка ситуации, которая слагается из оценки времени атаки и защиты, дистанции и мгновенно реализуется в конкретных действиях. Именно таким подлинным мастерством и обладал Ояма Масутацу.
    Боевая техника Оямы была лишена всякой вычурности. Он использовал простейшую технику:
    из ударов руками - сэйкен гяку-цуки (прямой кулаком руки, разноименной со стоящей впереди ногой), уракен-ути (хлесткий удар тыльной стороной кулака), маваси-ути (круговой удар кулаком), сетэй-ути (хлесткий удар основанием ладони);
    из ударов ногами - кин-гери (удар в пах), кансэцу-гери (удар ребром стопы в колено), мае-гери (удар вперед) и усиро-гери (удар назад), и, тем не менее, одолевал любого противника.
    По словам Накамуры Тадаси:"В основе стиля Оямы лежало абсолютное владение техникой каратэ и его основами (кихон)". Я восхищался стилем кумитэ его расцвета", - добавляет он. После того как начали проводиться соревнования по правилам Киокусин, похоже, что практически все перешли на использование размашистых приемов, но в то время мы в равной степени использовали удары руками и ногами. Мы занимались каратэ, в котором использовались базовые приемы традиционного каратэ".
    Боевой стиль Оямы радикально отличался от того Киокусинкай, какой мы можем видеть сегодня на соревнованиях самого разного уровня, Как утверждает Като Сигэо, "движения Оямы были совсем непохожи на движения сегодняшних спортсменов, выступающих на уровне Всеяпонского чемпионата по Киокусин, Они были очень сильными и гибкими. Это были круговые движения, похожие на характерные движения китайского цюань-фа. В основе их лежал принцип: "Описывай круг с центром в точке, а прямая линия является лишь дополнением"...
    Ояме не нравился такой стиль спарринга, какой мы видим сегодня, когда соревнуются только в терпении, а бойцы, пропуская удар за ударом, идут вперед с безразличным видом. Если такого бойца свести в спарринге с по-настоящему сильным противником, его тут же уложат. К тому же, с такой техникой с быками не повоюешь! Сосай Ояма не раз говаривал: "Сегодняшние ребята ни козла, ни собаку убить не смогут"!".
    Ояма значительно превосходил большинство своих учеников и ростом, и весом, и физической силой. Своим ученикам он советовал всемерно развивать силу, так как из своего опыта боев с более крупными американцами сделал вывод, что одной техники недостаточно для победы.
    Например, Ясуда Хидэхару рассказывает: "Исходя из своего опыта состязательных боев за границей, сэнсэй Ояма советовал нам: "Главное внимание нужно уделять развитию силы, а не технике". Другие, традиционные школы каратэ такой подход считали ересью, но, как говорится, "прежде чем сказать, что умеешь писать, обломай рога горному козлу". Если доведется сражаться с противником вроде борца, занимающегося кэтчем, исконное каратэ мало поможет. Поэтому учитель Ояма и говорил нам: "Мы уступаем иностранцам по физическим данным, поэтому просто сидеть, сложа руки, мы не можем. Нам нужна такая физическая сила, чтобы мы могли одним ударом "уложить" противника", В действительности, сила у него была колоссальная...
    Если он сближался с противником вплотную, он не только приподнимал его в воздух ударом локтем снизу вверх, но, поскольку обладал большой физической силой, то еще и отшвыривал на несколько метров от себя...
    Он учил, чтобы мы занимались исключительно развитием такой силы, которая бы позволила отшвырнуть противника, пропагандировал "силовое каратэ" и сам усиленно тренировался. "Малая техника - второстепенное, основное же - физическая сила", - говорил он. Я сам своим ученикам, бывало, говорил, что если полагаться только на силу, то снизится скорость движений, но в действительности суть проблемы в том, чтобы добиться их единства".
    Однако манере спарринга Оямы не была присуща ставка только на грубую силу. По словам Оямы Ясухико, Ояма, "в отличие от других черных поясов, спарринговал не только очень яростно и строго. В его технике чувствовались изящество и осторожность".
    Яркую характеристику мастерства Оямы дает Като Сигэо: "С кем бы он ни стал спарринговать, это выглядело, будто в схватке сошлись взрослый человек и ребенок. Иногда он нарочно позволял нам наносить ему различные удары, и каждый раз, сказав что-нибудь вроде "хороший удар ногой", тут же наносил удар в ответ. Даже когда с учителем начинали спарринговать сэмпай Асихара или Харуяма, через несколько мгновений они уже влетали в стены зала. Какие бы приемы ни применял его противник, ни один из них не достигал цели. У сосая, безусловно, не было равных".

 

  • Когда, в 1957 году, Года Юдзо попал в школу Оямы Масутацу, мастер уже отошел от активных поединков со своими учениками (здесь сказалась и травма колена) и в спаррингах только оборонялся. "Однако как взрослый человек балуется с ребенком, так и сосай "забавлялся" с "черными поясами" как с игрушками, не рассматривая такое кумитэ всерьез", - вспоминает Года. Им вторит Ояма Сигеру: "У меня был очень хорошо поставлен правый прямой удар кулаком (сэйкен), но в сосая я попасть не мог никак".
    В бою Ояма был совершенно расслаблен и мгновенно контратаковал в ответ на любую попытку атаки. Хотя внешне его движения казались мягкими, он мог мгновенно взорваться и уложить противника одним ударом. "Для стиля спарринга канте были характерны мягкие защиты, неожиданные движения и изменения, но в момент кимэ он со сдавленным криком "У!" и с мощным выдохом из живота и киай в одно мгновение развивал колоссальную пробивную мощь", - вспоминает Накамура Тадаси.
    Расслабленность и мягкость позволяли Ояме двигаться совершенно свободно, изменяться в соответствии с изменениями ситуации. Благодаря этому, движения его были совершенно непредсказуемы. Он не использовал стандартных, запрограммированных связок и свободно применял практически любые приемы каратэ, так что его руки и ноги могли в любой момент вылететь с любой стороны по любой траектории. По выражению Оямы Ясухико, "руки сосая обладали абсолютной свободой изменения". К нему присоединяется и Накамура Тадаси:
    "Сэнсэй действовал абсолютно свободно и естественно, и мы никогда не могли "прочитать" его движения...". Эта непредсказуемость постоянно ставила учеников Оямы в тупик. "Когда он позволял нам свободно атаковать его, то со стороны казалось, что он почти не двигается. В действительности, во время спарринга мы просто приходили в смятение и не могли решиться атаковать его. Мы все раздумывали, откуда придет удар - сверху или снизу, и неожиданно оказывались на полу. Казалось, что дистанция достаточно велика и безопасна, что мы можем бить руками и ногами, но в одно мгновение он непонятным образом оказывался рядом с нами и каким-нибудь небольшим движением повергал нас на землю. Когда я сейчас вспоминаю об этом, я понимаю, что канте полностью контролировал и все атаки с дальней дистанции", - вспоминает Накамура
    Ояма практиковал и прививал своим ученикам спарринг, весьма близкий к реальной уличной драке. В нем разрешалось практически все: опаснейшие удары ногами в пах и в колено (одним из любимых приемов Оямы был топчущий удар сверху пяткой в коленный сустав), тычки и шлепки пальцами по глазам, удары головой, броски, даже укусы. Кумитэ такого рода Ояма в 30-летнем возрасте практиковал ежедневно, схватываясь с несколькими десятками учеников подряд. Как правило, "черные пояса" группировались в команды по 4-5 человек, и каждый из них по 2-3 мин спарринговал с Оямой, уступая затем место следующему. Все это напоминало "мельницу" и длилось от 30 до 60 минут. При этом на кумитэ Ояма настраивался не как на учебный бой, разновидность игры в "войнушку", а как на реальную схватку не на жизнь, а на смерть. Като Сигэо вспоминает: "Учитель был силен не только в технике. Он далеко превосходил большинство людей силой и обладал замечательной силой взгляда - никто не мог устоять перед страшной силой его нахмуренных глаз".
    Во время спаррингов Ояма обязательно учитывал уровень подготовки своих противников. С младшими учениками он "работал" очень аккуратно, стараясь не причинять травм. Он позволял им себя атаковать и действовал от обороны. "Когда президент Ояма спарринговал с нами, своими учениками, он всегда только защищался. Провоцировал наши атаки и блокировал их", - рассказывает Накамура Тадаси. То же самое утверждает и Года Юдзо: "У меня практически не осталось впечатлений о кумитэ с сосаем Ояма по той причине, что свободного поединка как такового не было: как я ни пытался наносить удары руками и ногами, это было все равно, что толкать гору, слишком уж велика была разница в силе. Однако и чувства страха тоже не было, так как сосай не проводил атакующих действий".
    Гораздо больше доставалось от него сэмпаям - братьям Ояма, Харуяме, Асихаре и другим. Ояма Сигеру вспоминает: "Как-то раз во время такого кумитэ мой кулак попал в нос сосая. Буркнув: "Подожди чуток", - он вытер кровь, и тут все и началось. Он хватал меня, осыпал непрерывным градом ударов, волочил по полу, топтал ногами. Да-а, досталось мне здорово".
    Однако, несмотря на всю жестокость кумитэ в период "додзе Оямы", которое порой походило на форменную уличную драку, Ояма никогда не наносил ученикам серьезных травм и обладал в высшей степени превосходным чувством контроля. Кроме того, он избегал наносить удары в голову кулаком, предпочитая основание ладони сетэй, а удары кулаком в корпус проводил не в полную силу. По словам Оямы Ясухико, "...сосай никогда не атаковал нас в полную силу. Даже выполняя уракен, он, не сжимая крепко кулак, просто наносил быстрый легкий удар полурасслабленной рукой. Поэтому на следующий день после кумитэ с сосаем на теле не оставалось никаких повреждений. В то же время работа с другими черными поясами нередко имела весьма неприятные последствия. Несмотря на то, что кумитэ с сосаем часто затягивалось, после него всегда оставалось хорошее настроение. Его чувство любви к нам было скрыто тем "кнутом", которым, погоняя нас, он как бы хотел сказать: "Отлично, давайте-ка еще позанимаемся...". Или, нанося мне удары: "Ясухико, давай, давай! ". Я полагаю это единственное, о чем он думал, обучая нас".
    С дальней дистанции, из положения маэбанэ-но камаэ, с вытянутыми вперед обеими руками, Ояма мгновенно сближался с противником, из левосторонней стойки прихватывал переднюю руку противника правой рукой, а затем обрушивал на него град ударов: основанием ладони левой (сетэй), нукитэ правой рукой и хлесткий удар правой ногой в пах (кин-гери).
    Ояма Ясухико в своих воспоминаниях описывает несколько комбинаций, которые Ояма Масутацу часто применял в спаррингах со своими учениками: "В кумитэ сосай Ояма обычно стоял полубоком с выставленной вперед левой ногой. Не успеешь и глазом моргнуть, а он уже приблизился к тебе, левой рукой сбил вниз твою переднюю руку и одновременно правой ладонью накрыл тебе лицо. После этого откуда-то снизу неожиданно следует уракен левой рукой, использовавшейся для защиты...
    Иногда правой рукой сосай хватал за волосы, а затем наносил уракен. Отведя левую руку партнера своей левой рукой, сосай сдвигал ее к центру груди и неожиданно наносил в бок ему удар локтем. Затем следовал уракен левой и прямой правой в корпус. Разумеется, он не вкладывал всю силу в удар.
    Часто мне доставалось, когда, сократив правым фумиаси дистанцию, сосай основанием правой ладони с громким шлепком наносил круговой удар (маваси-ути). Как правило, он приходился в район уха, так что в голове аж звенело. Если партнеру удавалось убрать голову, то сосай с размаха толчком сбивал его с ног.
    Когда я атаковал ударом левой передней руки, сосай блокировал и прихватывал ее своей левой рукой, правой хватал мое плечо и, закручивая мое тело влево, сильным толчком сбивал на пол. Вообще, бросковую технику он использовал довольно широко".

 

  • Маваси-ути
    Еще одним коронным ударом Оямы был круговой удар кулаком маваси-ути. Рассказывает Накамура Тадаси: "Он часто использовал и круговые удары, но в отличие от стандартного маваси-ути наносил удары внутренней стороной головки кулака (кэнто), тем местом, которым наносят хайто-ути. Головка кулака у канте была в несколько раз больше, чем у обычного человека, и прекрасно закалена со всех сторон. Поэтому сэнсэй мог свободно бить головкой кулака с внутренней стороны. Если противник пытался сблизиться с учителем спереди, он мгновенно уходил в левую сторону под углом в 45 градусов и на встречном движении наносил круговой удар маваси-ути правым кулаком. Но из-за того, что бить таким образом в лицо или солнечное сплетение очень опасно, он специально бил противника в грудь".
    Уракен-ути
    Активно использовал в спаррингах Ояма и уракен-ути. По технике исполнения он напоминал вариант этого удара, зафиксированный в ката Сайха, в котором после удара локтем одной рукой захватывают руку противника, а другой наносят ему уракен-ути в лицо. Ояма Ясухико рассказывает: "Точно так же, как в этом ката, сосай с помощью движений плечом и локтем рассеивал внимание противника, нарушал его дыхание, затем молниеносно наносил кин-гери в пах и часто продолжал атаку ударом уракен передней рукой".
    Уракен-ути служил для подготовки основной атаки и раздергивания противника. "Оценив мое киай и дыхание, он наносил удар уракен-ути в лицо, а когда я, испугавшись, закрывал его, тут же бил уракен по открывшемуся боку живота. Когда я невольно опускал оба локтя, он накрывал мое лицо основанием ладони (сетэй) и надавливал на него", - вспоминает Ояма Ясухико.
    Хотя уракен-ути считается ударом не силовым, Ояма и его превратил в грозное оружие. Като Сигэо делится своими впечатлениями об этом "легковесном" и "неопасном" приеме: "В боях с сосаем я не раз пропускал удар уракен-ути из положения с разведенными в стороны руками, и каждый раз слышал: "Ну, ты как? Нормально?". А у меня при этом ноги подкашивались".
    Мэ-цуки
    Наконец, Ояма акцентировал внимание своих учеников на уколах и хлестких ударах пальцами по глазам, которые он считал эффективнейшими приемами. "Также часто он "угощал" нас и ударами по глазам, используя уколы пальцами (нукитэ). Молниеносный удар голой рукой по глазам был весьма эффективен, после него слезы катились градом - не остановишь"!
    Ясуда Хидэхару сообщает, что тычки пальцами в глаза Ояма отрабатывал на мишенях из картона.
    УДАРЫ НОГАМИ
    Читатели учебников по Киокусинкай, - "Что такое каратэ?", "Это каратэ" и других, написанных Оямой Масутацу, прекрасно знают, что он владел практически всем арсеналом ударов ногами каратэ и, несмотря на грузность, был способен бить в голову и даже выше. На одном фото, в старой книге по Киокусин Бобби Лоу, Ояма запечатлен наносящим удар йоко-кеагэ на добрый десяток сантиметров выше собственной головы. По воспоминаниям Накамуры Тадаси, даже разменяв четвертый десяток, Ояма, "похоже, был в самом расцвете сил. Хотя он был человеком крупным, движения его были чрезвычайно быстрыми, а тело очень гибким, например, он мог выполнять полный поперечный шпагат... Маваси-гери и йоко-гери в уровень головы он наносил "со свистом".
    Но самым любимым ударом Оямы был... кин-гери - банальный удар ногой в пах, который ученики начинают осваивать буквально с первого занятия.
    Удар ногой в пах кажется настолько простым, (кто-то скажет примитивным), что как-то совсем не вяжется с образом мастера. Показательна в этом плане фраза Оямы Ясухико, которой он открывает рассказ о кин-гери: "Как ни странно, сосай использовал также и удар ногой в пах (кин-гери)".
    Ояма Ясухико рассказывает, как однажды во время тренировки основатель Киокусин поделился с учениками своими взглядами на значение кин-гери и своим опытом в его использовании:
    "Слушайте все! В Америке есть такие здоровяки, что похожи на привидение. Того, мой продюсер, совершенно не зная характера американцев, как-то вцепился в меня и стал выкрикивать: "Мас Ояма - самый сильный уличный боец в мире. Он вызывает на бой любого желающего! Если кто-то сможет его уложить, я заплачу ему тысячу долларов"! Я совершенно не понимал английского языка и потому, одиноко стоя посреди квадратного ринга, всеми силами старался понять, что он такое говорит. Вдруг зрители зашумели. Произошло это, когда Того произнес: "Ван саудзан дара" - "Тысяча долларов"! Не зная даже алфавита английского языка, я только и понял что эту фразу "ван саудзан дара!" Ха-ха-ха!".
    При этих словах учителя мы все невольно рассмеялись.
    "Под ужасный гул, несшийся со всех концов зала, со своего места поднялся здоровенный мужик. Тут я сообразил: "А-а, так они хотят, чтобы этот мужик схватился со мной"! В разных концах зала встало еще несколько человек, но тут Того поднял вверх один палец и сказал:"Онри ван"! - "Только один"! Под смех и аплодисменты мужик в джинсах и футболке направился к рингу.
    Чем ближе он подходил ко мне, тем здоровее становился. Он поднялся на ринг и уставился на меня сверху вниз. Головой я ему едва доходил до груди. Стоя передо мной, он казался мне здоровенной двустворчатой дверью. Я невольно оглянулся на Того: у него от неожиданности даже рот раскрылся: "О-о, биггу!..." - "Здоровый!". Вот тебе и "здоровый" - надо же характер зрителей знать, когда такое устраиваешь!
    "Ояма, Ояма! - закричал мне Того, - Все нормально! Нормально! Тысяча долларов - деньги немалые!" Рефери смотрел на нас, не понимая ни слова. Мужик также с любопытством оглядел меня, и, в конце концов, расхохотался и сказал, обращаясь ко мне: "Ну, что?! Схватимся?" Честно говоря, у меня колени задрожали. Мужик что-то злобно закричал и пошел на меня, намереваясь схватить меня обеими руками. И тогда я машинально ударил его в пах левой ногой. Эффективность - стопроцентная! Ха-ха-ха!
    Сейчас все это кажется смешным, но этот удар ногой у меня получился совершенно машинально. С воплем "У-у!" мужик присел на корточки. Машинально я черкнул пальцами по его глазам. Затем придавил лицо мужика левой рукой и нанес ему правый гяку-цуки в бок. Мой кулак глубоко погрузился в его тело. На этом все и закончилось.
    При виде этого зрители пришли в бешенство. Начался ужасный гвалт. Мне пришлось спасаться из зала бегством под защитой шерифа, охранявшего зал. Потом я понял, из-за чего зрители взбесились. У них бить ногой в пах считается подлостью. Похоже, именно этот удар и разъярил их.
    Ударом кин-гери нужно овладеть в совершенстве. Кроме того, обязательно нужно защищать пах. Разобьют тебе "золотую мишень" (кинтэки) - и все, конец! Ха-ха-ха".
    Постоянно использовал удары в пах Ояма и в спаррингах со своими старшими учениками. Тот же Ояма Ясухико вспоминает: "Сосай мастерски выполнял удар ногой в пах. Бывало, если при ударе ногой широко размахнешься, то нога сосая тут же молниеносно вылетит навстречу. Нанеся удар, он со смехом говорил: "Запомни, яйца - душа мужчины, хэ-хэ-хэ,.,!". То же самое говорит и брат Ясухико, Ояма Сигеру: "Сосай очень часто бил ногой в пах, причем у него было замечательное чувство тайминга, и удара не мог избежать никто. Нанеся удар в пах, сосай спрашивал: "Ну, как, больно"?".
    Некоторые нюансы использования ударов в пах раскрывает Ясуда Хидэхару: "Поскольку во время спарринга оба противника движутся, то Ояма считал, что удар ногой должен быть нацелен немного в сторону от центральной линии противника... Обычно при ударах ногой нет нужды специально метить в пах, но, если такие удары применяют, то поскольку противники движутся, важно метить "между бедрами". Дело в том, что попасть движущемуся человеку в пах ударом ноги непросто. Это большая удача, если удается нанести удар поддевающим движением снизу между ног противнику".
    Кроме кин-гери Ояма в совершенстве владел и широко использовал такие удары ногами как мае-гери, кансэцу-гери, усиро-гери и хидза-гери. Стараясь не травмировать младших учеников, во время спаррингов в зале он предпочитал прямые атаки на среднем уровне (тюдан), выполняемые строго по прямой. "Обычно, выполнив мае-гери левой ногой, сосай тут же разворачивался и наносил правый усиро-гери, в который вкладывал движение бедрами, так что тот часто напоминал йоко-гери. Удар пяткой был настолько сильным, что всегда сбивал с ног даже очень крупных парней", - вспоминает Ояма Сигеру.
    Удары Оямы обладали колоссальной разрушительной мощью, Поэтому основной проблемой в спарринге с учениками для него было не вложение максимума силы в удары, а наоборот ее контроль. Като Сигэо вспоминает: "У него также были мощнейшие удары мае-гери и хидза-гери, но, поскольку для противников вроде меня они были слишком опасны, он просто не мог их использовать во время кумитэ". К нему присоединяется и Накамура Тадаси: "В спарринге маваси-гери он почти всегда наносил подушечкой пальцев (тюсоку) и очень осторожно, чтобы не ударить слишком сильно".

 

  • ТЕХНИКА ЗАЩИТЫ
    Для защиты Ояма использовал мягкие отводящие блоки. "Я в ту пору был уверен, что правый мае-гери у меня классный, но и им я не мог пробить защиту учителя. Он мягко парировал мои удары, словно обволакивая ногу ватой, и в следующее мгновение я уже падал на пол" - вспоминает Като Сигэо.
    Удары ногами Ояма часто не блокировал, а, опустив локоть вниз, отбивал противнику голень.
    Ояма широко использовал блоки запястьем (кокэн - "кулак-дуга") и основанием ладони (сетэй), которые прорабатывал в своем любимом ката Тэнсе. Рассказывает Накамура Тадаси' "В спарринге с динамично атакующим противником канте сближался, блокировал удары руками противника своим кокэн, а затем основанием или ребром ладони той же руки наносил удар в живот, ловко пользуясь чрезвычайно короткими движениями"
    Многие удары Ояма принимал на корпус. "Очень часто мои удары руками и ногами сосай принимал своим могучим телом", - говорит Ояма Ясухико, - "Во время кумитэ с ним он не раз говорил мне: "Подходи! Бей!", - и, когда я решался на атаку и наносил удары только брызги пота летели мне в лицо. "Еще сильней!", - требовал сосай, и после моего очередного удара его ладонь откуда-то сверху накрывала лицо, а подошва ноги окончательно припечатывала меня к полу. Такие схватки действительно приносили удовлетворение, но к этому иногда примешивалось удивление; почему же сосай позволяет себя бить, а в итоге достается мне одному?"
    В отличие от многих сегодняшних спортсменов Ояма не просто "держал удар", полагаясь исключительно на силу и закалку корпуса, хотя благодаря своей фантастической кондиции он и это мог себе позволить (как говорит Накамура Тадаси, "все наши удары руками и ногами в живот и грудь для него были нипочем"). С помощью микроуклонов он нейтрализовал разрушительную мощь ударов противника и, не тратя время на блоки, мгновенно переходил в контратаку. "Сосай Ояма, били ли его руками или ногами, никогда не принимал удар, стоя на месте, Чуть-чуть сместив в сторону уязвимую точку, в момент удара он сближался с противником и буквально сносил его с ног. Эта мгновенная защита с атакой в его исполнении была просто великолепна. Скажу более того. Никакой защиты он при этом не применял: сначала была атака его противника, а затем его собственная атака, и все. Сосай считал, что, если удар блокировать, то контратака будет слишком запаздывать, и что, если ты хочешь свалить противника, блокировать не следует. Поэтому сосай одновременно с атакой противника сближался с ним шагом суриаси и наносил удар рукой или ногой таким образом, что со стороны казалось, будто два тела сталкиваются друг с другом", - рассказывает Като Сигэо.
    Другой ученик Оямы, Ояма Сигеру рассказывает следующее: "Часто он намеренно подставлял под удары грудь и другие места, и я до сих пор помню, как брызги его пота после таких ударов попадали мне в глаза, которые тут же начинало щипать. "А, хорошо! Давай еще раз!" - такое ощущение возникало иногда во время подобных кумитэ. Однако обычно, если я атаковал ударом справа, тут же следовала контратака левой ладонью в лицо, за которой мгновенно наносился удар правым кулаком и т.д. Но что ни говори, самым опасным ударом ногой у сосая был удар ногой в пах".
    ИСТОКИ БОЕВОГО СТИЛЯ ОЯМЫ МАСУТАЦУ
    Касаясь вопроса, как происходило формирование боевого стиля Оямы, Ясуда Хидэхару указывает на то, что мастер в разное время изучал различные школы каратэ - Сетокан, Годзю-рю и др. - и другие воинские искусства - дзюдо, Дайто-рю айки-дзюцу. В частности он пишет: "Стиль кумитэ учителя, который мне довелось видеть, включал самые различные элементы. Поскольку он изменялся, реагируя на действия партнера, то у него не было жестко фиксированных форм вроде того, что если противник использует такой-то прием, я отвечу таким-то приемом. Что касается изготовок к бою (камаэ), то он использовал и стойку нэкоаси-дати из Годзю-рю, и стойки с широко расставленными ногами из Сетокан. Нэкоаси-дати позволяла исполнять технику с высокой скоростью, а стойки из Сетокан обеспечивали большую силу в движениях с вложением бедер. Таким образом, он, как говорят в боевых искусствах, "сочетал длинное и короткое".
    Ударам кулаком передней рукой с выпадом ои-цуки, сэнсэй предпочитал правый гяку-цуки, а что касается ударов ногой, то чаще всего он использовал мае-гери.
    Он больше любил не прямолинейные, а круговые движения типа движений ката Канку. Естественно, что он блокировал и бил в ответ, но не по прямой линии, а круговыми движениями, и двигаясь по дуге вокруг противника. Впоследствии в своих книгах он назвал такой стиль боя "круговым кумитэ" - "эн-но кумитэ", но в те времена такого слова еще не было. Он никогда не блокировал простым отбивом, но всегда прихватывал (какэ) конечность противника. Мы все, используя различные блоки на верхнем и среднем уровне, выполняем защиты с прихватом руки противника. Вероятно, такая техника родилась благодаря тому, что сэнсэй изучал различные виды будо.
    Прихватив руку противника, он сливался с его движением, закручивал его, применял болевые приемы на суставы. Конечно, доводить все эти приемы до конца было немыслимо, и он всегда останавливал прием на определенной стадии его развития. В свой стиль каратэ Ояма включал самые различные приемы, и именно этим он отличался от всех других наставников. Я думаю, что учитель, таким образом, исследовал эффективные в боевом отношении технические приемы. Изучая различные виды техники, он включал их в свое каратэ. Он прихватывал противника передней рукой или обеими руками, двигаясь по кругу, уходил вбок от него "в мертвую зону" в такую позицию, откуда можно было нанести удар рукой или использовать любой другой прием. Сэнсэй занимался также и дзюдо, и в спарринге мог так бросить своего ученика, что тот даже не мог понять, как оказался на земле. Тогда он объяснял, говоря что-то вроде: "Вот тут у тебя дыра"...
    Если Ояма наносил удар кулаком сэйкэн-цуки, то бил на среднем уровне. На лицо же он просто нажимал ладонью и никогда по-настоящему не бил по мишени. Он часто использовал такие удары как уракен-ути, маваси-ути и фури-ути. Он применял их, двигаясь вокруг противника, Видимо, эти элементы пришли в Киокусинкай из Годзю-рю.
    Как бы там ни было, техника Оямы была очень богата, а его удар кулаком сэйкэн-цуки, несомненно, обладал колоссальной разрушительной силой, но реально удары в солнечное сплетение своим ученикам он наносил разве что в ката.
    Совсем иную позицию по этому вопросу занимает Като Сигэо: "Техника сосая Оямы - это не техника, которой его кто-то научил. Конечно, это техника каратэ, но все же это техника, которую он усвоил телом во время затворничества в горах и в боях с быками на скотобойне.
    У меня есть знакомый, который работал на скотобойне в Татэяма. Он даже самых азов каратэ не знает, и о сосае Ояма никогда не слышал, но однажды во время разговора со мной, он рассказал мне следующее: "У нас на скотобойне был один странный парень. Он взваливал на себя быков весом под триста килограммов или лупил их голыми руками. В то время как мы били быков молотками по голове, он голыми руками лупил их по башке, бил по рогам". Вслушавшись, я сообразил, что речь идет о сосае Ояме в дни его молодости. Быки, которых сосай Ояма бил голыми руками, едва сознание не теряли. У некоторых из них череп трескался, начинались конвульсии. Когда я спросил знакомого: "А что было бы от такого удара с человеком"? - тот ответил: "Да он бы ему просто шею сломал"!
    Когда я услышал это, я подумал: "Да, сосай Ояма был действительно крут"! И в то же мгновение я понял, что сосай владел техникой иного, сверхчеловеческого порядка, постиг, что эта техника была рождена его собственным телом в процессе беспрерывной тренировки и неустанного поиска.
    Свое абсолютное, совершенное чувство времени, позволявшее ему уходить от атак противника, он обрел, когда на него бросались быки, а он, не пытаясь остановить их силой, мгновенно хватал их за рога и отворачивал им головы. Ту замечательную скорость, которая позволяла ему сближаться с противником в момент его удара, он также приобрел, сражаясь с быками, Я в этом абсолютно уверен. Тому, кто сумел совладать со скоростью несущегося быка, ничего не стоило справляться с рывками противников из числа людей. Сосай Ояма не раз говорил: "Главное - сила"! Но и эта его идея, видимо, родилась у него под влиянием боев с быками. В спарринге с человеком можно сбить его с ног дважды или трижды, но в бою с быком, если ты не обладаешь мощью, достаточной для того, чтобы уложить его одним ударом, тебе придет конец.

     

 

 
     
 

©Туапсинская районная федерация Киокушинкай каратэ-до 2010 г. Все права защищены